Гламур и клип в одном флаконе
Михаил Голубков обострил дискуссию о болевых точках современной школы
Фото: Фёдор Евгеньев

Желание угодить ученику может привести к странному результату


«Каким должен быть учебник по литературе для школы?» Тема дискуссии в формате Летней школы для учителей русского языка и литературы при филологическом факультете МГУ имени М.В. Ломоносова была сформулирована методически жёстко, но распалась на неизбежные составляющие. Для кого он (учебник) пишется? Должен ли учебник быть единым или возможны (а то и обязательны) его альтернативные варианты? Каким языком он должен быть написан? Наконец, как оформлять и иллюстрировать школьный учебник?


На эти и многие другие вопросы попытались ответить учителя школ, лицеев и гимназий из полусотни регионов России, преподаватели вузов, издатели и журналисты «Литературной газеты», участвовавшие в дискуссии в рамках проекта «Словесник».

Ведущий, доктор филологических наук, профессор филфака МГУ Михаил Голубков призвал уважаемую аудиторию не сглаживать углы, быть предельно откровенными. И сам показал пример, обозначив болевые точки современной школы.

– Преподавание литературы находится под гнётом ЕГЭ. Литература – его нелюбимая падчерица. Итоговое сочинение, вернувшееся в школу три года назад как попытка исправить ошибку горе-реформаторов, в такой форме тоже не нужно, ибо непонятно, по какой литературе его писать. По «Гарри Поттеру» Джоан Роулинг? Или всё-таки по классической литературе? И как оценивать сочинение? По той же нелепой шкале 0–1–2 балла? И почему итоговое сочинение пишется в декабре, когда впереди ещё полгода учёбы?

Наконец, нужен ли единый учебник по литературе, как по истории, например? Масла в огонь споров добавила публикация министра образования и науки Ольги Васильевой: «По мнению весьма авторитетных экспертов, в обозримой перспективе учебники попросту выйдут из употребления – источниками учебной (лучше, наверное, сказать – образовательной) информации станет «облачный контент». <…> Но чтобы это произошло, необходимо обеспечить два предварительных условия: а) мотивировать детей к учению (самообразованию) и б) научить их этому. Для этого детям нужно не множество учебников, а умные, опытные и мотивированные учителя! На что они должны быть мотивированы? На то, чтобы их ученики как можно скорее перестали в них нуждаться и стали, как принято ныне говорить, «субъектами собственной образовательной деятельности».

А пока не наступила «обозримая перспектива», филологи бьются над очередной линейкой учебников.

– Учебник не должен быть формальным. Он должен быть написан доступным языком, – высказала свою точку зрения профессор, заведующая редакцией русского языка и литературы издательства «Просвещение» Светлана Красовская. И как бы иллюстрируя «простоту и доступность» своего языка, добавила. – Авторский нарратив учебника должен быть лаконичен.

– Что такое «нарратив»? – прошептала вопрос своей соседке учитель литературы за моей спиной.

– Сейчас в Википедии посмотрю, – ответила та. И мазнула пальцем экран гаджета.

Профессор Красовская рассказывала о новом проекте издательства, предлагающем свежую линейку учебников и пособий, создающих некое «пространство вариативности». На экран было спроецировано изображение одной из страниц такого учебного пособия. Основной текст разорван на осколки. В «заплатках» – цитаты, целевые установки, справки, визуальный комментарий… Так (смысловыми «паззлами» из текстов, текстовыми «клипами») оформляется гламурная пресса. Профессор Красовская прокомментировала:

– У современных детей клиповое мышление. Что тут поделать? Надо с этим смириться и работать в этих условиях.

Реплика Светланы Игоревны вызвала лёгкий гул неодобрения аудитории.

– Зачем же поощрять и тем более закреплять это самое клиповое мышление? – Спросили из зала. – Ведь литература, наоборот, призвана развивать образное мышление.

Красовская уточнила:

– Мы призываем к диалогу клипа и сплошного текста. У детей своя «золотая полка» книг, свои любимые фильмы и «мультики». Игнорировать это неверно. Важен путь диалога, а не презрительного отношения к их чтению, к их выбору. Необходимо найти точку пересечения интересов ребёнка и требований взрослого. Надо, чтобы ученик как можно больше размышлял над текстом.

Что ж, с этим не поспоришь.

– Учебник должен быть современным и предлагать актуальные сегодня тексты, – заметила учитель русского языка и литературы ГБОУ СОШ № 7 Москвы Татьяна Архангельская. – Все хотят идеальное пособие, но давайте признаемся себе, что мы работаем не столько с ним, сколько с текстами произведений классиков литературы.

Парадоксальную мысль высказал автор учебников и учебных пособий по литературе, кандидат филологических наук, доцент филологического факультета МГУ Георгий Москвин:

– Учебник не должен мешать учителю. Нормальный учитель хочет учить сам и, входя в класс, требует: «Отложите учебники!» Лично я бы сам так сделал, – улыбнулся автор учебников. – Основное на уроке – живое слово преподавателя. И за каждое слово он в ответе.

– Каким языком должен быть написан учебник? – спросили Москвина.

– Хорошим русским языком. Учебник нельзя упрощать в угоду кому-то.

Учителя пожаловались, что учебники литературы «слишком раздуты». Что они (учителя) не успевают «пройти» всех предложенных программой писателей. Особенно современных – начиная с «шестидесятников» и заканчивая писателями начала текущего века. Да и кого считать современными классиками? Что предложить старшеклассникам для чтения, чтобы наверняка влюбить их в литературу? Ведь бытует устойчивое мнение, что молодёжи не интересны современные отечественные авторы. Они им, извините, не верят.

Профессор Голубков посоветовал учителям не пытаться объять необъятное, а выбирать для уроков то, что они считают самым важным. Что лично он, заведующий кафедрой новейшей русской литературы и современного литературного процесса филологического факультета МГУ, прочёл в последнее время и что посоветовал бы прочесть учителям? Михаил Михайлович навскидку назвал несколько произведений: романы «Манарага» Владимира Сорокина, «Мысленный волк» Алексея Варламова, «Зона затопления» Романа Сенчина. «Обитель» Захара Прилепина. «Лавр» Евгения Водолазкина. «Искренне ваш Шурик» Людмилы Улицкой. «Любовь в эпоху перемен» Юрия Полякова.

Итак, каким должен быть современный учебник литературы для школы? Министр образования и науки учебник будущего назвала «путеводителем», который (вместе с продвинутыми и заинтересованными учениками) даёт учителю полную свободу «наращивания» на «скелет» его разделов, глав и параграфов каких угодно «мышц» – из других книг, интернета, опытов и исследований… То есть учебник, конечно, нужен, но лоцманом в море литературы останется учитель.

Теги: школа , образование , проблемы