Я бы в токари пошёл

Кто меня научит?


Причину плачевного состояния системы образования в России большинство видит в головотяпстве и недомыслии «реформаторов». Но беды ведь начались не сегодня. И даже не вчера.

Все нынешние проблемы школьного (а как следствие и вузовского) образования, весь его «негатив» (за исключением разве что ЕГЭ) уходят корнями в советское прошлое, а конкретнее – в середину 1960-х годов, когда было введено обязательное среднее образование. Как заявил тогда один из ведущих советских журналистов, специализировавшийся на педагогической тематике, С. Соловейчик, учитель должен теперь учить не только тех, кто хочет учиться, но и тех, кто учиться не хочет.

В школах был категорически запрещён любой «отсев» – ни за систематическую неуспеваемость, ни за срыв уроков вызывающе хамским поведением. Виновным за двойки и всякого рода «эксцессы» заранее объявлялся учитель. Затем пришла и «процентомания» – оценка работы педагогов и школ по чисто формальным показателям: «высокой» или «низкой» успеваемости учащихся.

Конечно, встречались «педагоги от Бога», способные подобрать ключик к душе каждого ученика, «не поступавшиеся принципами» и ставившие только заслуженные оценки, стоически перенося давление непосредственного начальства и вызовы на ковёр в РОНО. Но таковых были единицы. Большинство же вынуждено было подчиниться требованиям вышестоящих инстанций, заявлявших, что, поставив ученику двойку, учитель «расписывается в собственной беспомощности». Вскоре в школе вполне заслуженные единицы и двойки стали ожидаемо трансформироваться в незаслуженные тройки и далее – по нарастающей…

Надо ли удивляться снижению качества обучения и в вузах, вынужденных, чтобы не остаться без студентов, снижать требования к абитуриентам? А оборотной стороной этой «медали» стала ещё одна, по сей день являющаяся острой и нерешённой проблема. По давней традиции у нас почти все окончившие среднюю школу шли дальше в вузы, ибо считалось (и вполне обоснованно), что стать «простым рабочим» – токарем, слесарем, ткачихой и т.д. – можно и при «незаконченном среднем», поступив в ремесленное или фабрично-заводское училище. Многие из таких «недоучек», осознав в дальнейшем недостаточность своего образования, продолжали учёбу в вечерних школах (где тогда тоже учили «без дураков») и затем даже поступали в вузы.

Однако с середины 60-х годов эта по-своему отлаженная система пополнения «трудовых ресурсов» стала давать сбои. Создаваемые в спешном порядке взамен ремесленных и фабрично-заводских училищ профессионально-технические (ПТУ) проблему в полной мере не решали, поскольку популярностью, мягко говоря, не пользовались. Тем не менее эту систему продолжали навязывать, начав в 1980-х годах оценивать работу школ не только «по успеваемости», но и по числу выпускников, поступивших в… ПТУ. Закончилась вся эта затея, как мы знаем, плачевно: в девяностые годы почти все ПТУ прекратили существование, а РУ и ФЗУ не возродились.

Закон об образовании давно пора откорректировать и трактовать следующим образом: каждый гражданин РФ обязательно должен иметь возможность для получения полного среднего (как, впрочем, и высшего) образования. А вот захочет ли он воспользоваться своим правом – его личное дело. Может, его вполне устраивает место дворника или подсобного рабочего на стройке. Тоже ведь очень нужные и востребованные профессии.

Помнится, на рубеже 80-х и 90-х годов в нашей стране происходили забастовки школьных учителей, требовавших повышения (а то и просто выплаты) жалованья. А в одной из знакомых мне подмосковных школ наряду с этими требованиями было выдвинуто ещё одно, весьма красноречивое: «разрешить не учить тех, кто не хочет учиться».

Я вырос в учительской среде. Школьными учителями были и мои родители, и большинство их друзей, и некоторые родственники. Я помню, как они обсуждали в своей компании нововведения середины 1960-х годов. И общий итог этих обсуждений (произносимый вполголоса) был один: это вредительство. Я, конечно, относился к таким высказываниям иронично: «Везде вам, сталинистам, вредители да враги народа мерещатся!» Но вот теперь, по прошествии пятидесяти лет, я всё чаще задумываюсь: а так ли уж мои родители были не правы?

Николай Никитин, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН

Теги: образование , профессия