Жадные до подражательства,

или Немного о навязчивой глобалистской пошлости

В октябре «Литературная газета» посвятила сразу несколько материалов теме засилья на улицах наших городов вывесок с англицизмами и латиницей («Иностранный как русский», «По городу со словарём», «New Collection дурновкусия» – № 39). А вот что думают о неспособности властей поставить заслон нелепым заимствованиям читатели газеты и приложения «Словесник».


Неможно терпеть



Эрзацы рождаются не в подворотнях

«Рэнглиш» для коллаборационистов

Передо мной программа мероприятий, подготовленная одной из детских (!) областных биб­лиотек на 2016 год. Вы знаете, что такое «квест для младших школьников»? Или «сторителлинг»? Значения этих слов в словарях не найти, потому что засилье англицизмов растёт так стремительно, что издательства за ним не поспевают.

Поясню. «Квест» – это пошаговая компьютерная игра, на каждом этапе которой надо отгадать загадку или ребус. Господа из библиотеки! Так и назовите игру игрой, а не квестом! А сторителлинг – «рассказом о себе», потому что истории обычно подразумеваются лично пережитые, а не вымышленные. Кроме того, есть в мероприятиях программа Publisher (дана без перевода), и уж совсем как удар под дых – показ «мульт- и киносеансов на тему Нового года и Рождества (Snowman Father Christmas)». Позвольте спросить: мы где находимся? В России или нет? И что вы намерены воспитать в наших детях? Любовь к Отечеству или низкопоклонство перед Западом?!

В других, бедных, но уважающих свои национальные корни странах с гробовщиками родного языка поступают очень строго. Например, в Бангладеш Верховный суд запретил использование на телевидении и радио слов из других языков под страхом закрытия станций. Патриоты Бангладеш боятся укоренения так называемого «бэнглиш» – языка, в котором смешиваются бенгальские и английские слова.

К слову сказать, именно государству Бангладеш мировое сообщество обязано появлению Дня родного языка (21 февраля), введённого ЮНЕСКО. Именно тогда – 21.02.1952 года – во время манифестации в Дакке за бенгальский язык полицейские убили несколько студентов. Народная Республика Бангладеш, начав борьбу за признание родного языка, добилась в конце концов независимости политической. Интересно, станет ли второй такой страной Новороссия, желающая говорить на русском?

Да, в России есть Закон «О государственном языке РФ», но нет механизма, предусматривающего наказание за искусственное (преднамеренное) загрязнение русского. Одни декларации. Например, статья 6 этого закона предусматривает ответственность за нарушения, препятствующие осуществлению права граждан на пользование государственным языком РФ. Однако никаких подзаконных актов, разъясняющих, в чём суть «препятствий» и какая конкретная ответственность за нарушения наступает, нет. То­гда как, например, во Франции дикторов телевидения, журналистов, без надобности употребляющих иностранные слова, серьёзно штрафуют. В Италии иностранные слова в тексте выделяются курсивом. Власти этих стран понимают, что языковые эрзацы рождаются не во дворах, а в СМИ и в умах языковых коллаборационистов.

Пройдитесь по улицам Москвы, Нижнего Новгорода, Ставрополя, да и других городов России, и вас охватит тревога за наше языковое будущее. Надписи на латинице буквально на каждом здании. Если дело пойдёт так и дальше, то в России скоро появится «рэнглиш» (российский английский)!

Михаил Чижов, Нижний Новгород


Комментарий юриста


Закон перед латиницей бессилен

Правовыми запретами недостаток культуры не восполнить


Сегодня в российском законодательстве есть ряд положений, которые требуют использования русского языка в рекламе и коммерческих объявлениях. Так, статья 5 ФЗ «О рекламе» запрещает использование в рекламе «иностранных слов и выражений, которые могут привести к искажению смысла информации». Статья 3 ФЗ «О государственном языке РФ» требует, чтобы в случаях употребления других языков в «деятельности организаций всех форм собственности» и в рекламе тексты сопровождались переводом на русский язык.

Единственным недостатком законодательной базы является отсутствие норм, которые непосредственно устанавливают ответственность за нарушение закона о государственном языке. Однако это не лишает закон механизма обеспечения, поскольку надзор за соблюдением законодательства о рекламе даёт основания требовать сопровождения коммерческих вывесок (кроме товарных знаков и знаков обслуживания) на иностранных языках обязательным переводом на русский язык.

Более обоснованными являются упрёки в том, что эти нормы не работают. Попытки привлечения к ответственности за использование, например, часто встречающихся в витринах российских магазинов объявлений Sale вместо «Распродажа», единичны. Более того, зачастую они остаются безуспешными: дела о нарушении законодательства о рекламе, возбуждённые Федеральной антимонопольной службой, прекращаются судами на основании того, что использование столь известных объявлений не может ввести потребителя в заблуждение или привести к искажению смысла информации.

Винить суды в таком подходе сложно, ведь правовое вмешательство оправданно лишь тогда, когда возникает серьёзная угроза правам или законным интересам граждан. В рекламе нельзя использовать иностранные слова лишь тогда, когда это может ввести граждан в заблуждение.

Эти обстоятельства должны учитываться при возбуждении дел о нарушении законодательства о рекламе и о государственном языке. Должны собираться доказательства (показания свидетелей, результаты экспертизы и и.д.) того, что объявления на иностранном языке могут вводить в заблуждение. Как говорят юристы, должна сформироваться практика, в том числе по конкретным словам в текстах вывесок и объявлений. Пока практика скорее отрицает наличие в таких ситуациях каких-либо оснований для вмешательства, в отличие от многочисленных дел, когда реклама признаётся ненадлежащей вследствие нарушения норм современного русского литературного языка.

Однако правовые инструменты не панацея. Магазины и рестораны пишут такие объявления, которые привлекают граждан. Если посетителям нравятся вывески на иностранных языках, избавиться от них не помогут никакие законодательные запреты. Все­гда найдётся способ обойти эти запреты, пока такая практика привлекательна и для предпринимателей, и для потребителей.

Проблема «чужих» слов на российских улицах скорее культурная, и нельзя с помощью законодательных запретов восполнить недостаток культуры. Сложно законодательно предписать любить свою Родину, гордиться своим языком и защищать чистоту улиц от иностранного языкового мусора. Это дело каждого из нас, дело нашей гражданской совести.

Сергей Белов, кандидат юридических наук, директор НИИ проблем государственного языка Санкт-Петербургского государственного университета


ИнтерНЕТ-ИнтерДА


А не вменить ли налог?

К сожалению, потери от размещения таких враждебных нашей культуре вывесок намного выше того мизера, который приносит Москве плата за нарушение культурного облика столицы России. Те же туристы хотят видеть русское, а им подсовывают жвачку 90-х. Мы после СССР так и не на­учились продавать даже то, чем по праву гордимся. Есть людишки, крайне заинтересованные в создании атмосферы холуйства, одинаковых джинсов с дырками на коленях, одинакового мышления, под которое легче сбывать залежалое, и т.д.

Val Natal

Надо идти рыночным путём и ввести налог на иностранные вывески.

Алексей Захаров

За право использования исконных наименований «Россия», «Российская Федерация» и образованных на их основе слов и словосочетаний в наименованиях юридических лиц необходимо заплатить госпошлину – 50 000 рублей…

Борис Потапов

Патриотическая общественность Питера давно предлагает ввести драконовское налогообложение на иностранные вывески с объявлениями. А воз и ныне там.

Георгий Лебедев

Пока есть буржуазия, от пошлости вам не избавиться!

Александра Иванова

Пошлость – понятие внеклассовое.

Виталий Веселовский


Послесловие


Поднимать культуру, конечно, надо. Но это процесс долгий и, увы, без запретов малоэффективный. Ну что проку призывать любить родной язык, если телевизионные герои вопят «вау!», а на улицах то Plaza, то Sale, то House! Закон позволяет называть магазины, кафе и рестораны как угодно, и городские власти не могут вводить ограничения и нарушать права владельцев?

Полноте. Вот с декабря в столице намерены ввести просто драконовские ставки на парковку в центре – 200 рублей в час. И ничего, терпим, хотя наши права на передвижение этим сильно ограничиваются. Почему бы и поклонников латиницы чуть-чуть не окоротить? Хотите огромную вывеску на английском? Да, пожалуйста. 200 рублей в час. Хотите вместо распродажи устроить Sale, кто ж против? 300 рублей в час.

Закон не позволяет? Так измените закон.

Теги: русский язык , законодательство