Elena-Kuznecova+.jpg

Елена Николаевна Кузнецова, заслуженный учитель РФ

Я учитель русского языка и литературы Вятской гуманитарной гимназии города Кирова, 32 года работаю в школе, давно занимаюсь пушкинской темой. Создала авторскую систему учебной и внеклассной работы по творчеству поэта. Часть этой работы - интегративные образовательные экспедиции (ИОЭ). Одним из результатов ежегодной поездки по пушкинским местам является творчество детей. Они учатся писать синквейн, путевые заметки, эссе, сочинения-описания, рассказы, составляют вопросы для викторин, брейн-рингов... Всякое задание, которое я предлагаю гимназистам, выполняю сама. После трёх посещений Пушкиногорья у меня появились три разных эссе. Уверена: когда учитель пишет вместе с учеником, сидя в поезде, в экскурсионном автобусе, в классе, когда он делится написанным, это здорово!


* * *

Pushkinogor_3.jpgЛетящие осенние листья, извилистая Сороть, гул соснового бора, кристально чистый воздух…

Октябрь уж наступил – уж роща отряхает

Последние листы с нагих своих ветвей.

Моё Пушкиногорье… «Осеннее» состояние души, когда она погружается в раздумья о том, что всё в жизни преходяще, а потому так важно ценить каждый её миг.

Летят за днями дни,

И каждый день уносит

Частичку бытия…

Моё Пушкиногорье… Завет Пушкина – никогда не падать духом:

Если жизнь тебя обманет,

Не печалься, не сердись!

В день уныния смирись:

День веселья, верь настанет!

Поэт умел радоваться морозу, солнцу, купанию в реке, прогулкам верхом на коне, тихим вечерам с няней и веселью тригорских барышень, привезённой И. Пущиным комедии «Горе от ума», одиноким размышлениям на островке уединения…

Побывав в Пушкиногорье, понимаешь, что гению никогда не бывает одиноко. Почему? Да ведь он наедине с собой! С каким удивительно глубоким, мудрым, искренним собеседником оставался Пушкин, когда вьюжным вечером, задумавшись, смотрел в тёмное окно, кусая кончик пера!

Буря мглою небо кроет,

Вихри снежные крутя…

Пушкин даже здесь, в Михайловской ссылке, был счастливым человеком, ведь он занимался любимым делом – творил! А ведь, в сущности, каждый из нас Творец, если с радостью занимается делом своей жизни:

Поэзия, как ангел утешенья,

Спасла меня…

Стоя вместе с гимназистами у могилы поэта, вспоминаешь пушкинское обращение к юным из стихотворения «Вновь я посетил». «Младое племя» восьмиклассников замерло возле могилы Пушкина в таком скорбном, гробовом молчании – оцепенении, что показалось: они только что простились с родным человеком.

Нет, весь я не умру – душа в заветной лире

Мой прах переживёт и тленья избежит…

А ещё вдруг подумалось, что многие из нас кое в чём родственные души с Пушкиным. В чём же? В великой любви «к родному пепелищу», в «охоте странствовать» (35 тысяч вёрст за такую короткую жизнь!), в наслаждении красотой природы (для кого ещё «унылая пора» «очей очарованье»?), в увлечённости чтением («Книг! Ради Бога, книг!» просит Пушкин брата). А ещё в уважительном отношении к богатейшему русскому языку. Именно здесь, на Псковской земле, особенно остро ощущаешь себя не только ценителем, но и хранителем родного языка, тем, кто учит понимать поэтическое слово, восхищаться его красотой.

Елена Кузнецова, 2004 год


* * *

Вновь я посетил…

А.С. Пушкин

К этой поездке на Псковщину, в пушкинские места, я готовилась давно, волнуясь гораздо более, чем в первый приезд сюда четыре года назад. Слишком часто слышу в последнее время: «А не «перекармливаешь ты их Пушкиным?», «Сколько можно со «своим» Пушкиным?» Стараюсь не обижаться на подобные вопросы…

Хотя мы с гимназистами 8-б класса уже были в ИОЭ «Москвич Пушкин» и «Болдинская осень», но всё же было тревожно: а как они встретятся с Пушкиногорьем?

Я уверена: чем ближе человек к постижению Пушкина, тем он более честен, красив, мудр, гуманен (независимо от возраста!), тем более он – Человек!

Быть с Пушкиным «на дружеской ноге» непросто: нельзя быть примитивным, простеньким, чтобы понять слово поэта. А «пройти по программе» - отчего не пройти! Только «пройти» надо не Пушкина, а с Пушкиным и… его героями. Пройти пору их падения и взлёта, ошибок и торжества. И, конечно, чтобы появился толчок к осмысленному прочтению текста, надо идти к Пушкину быть на его земле, восхищаться просторами, видеть вещи, которыми окружал себя поэт, глядеть в Михайловское небо…

Увы, не каждый день жизни мы называем счастливым, но 21 октября, день нашего нынешнего посещения пушкинских мест, для меня стал таким!

Солнечный тёплый день после злого ветра с дождём накануне чудо!

Pushkinogor_1.jpgУдивление, восхищение, мысль, сопереживание, грусть на лицах учеников пушкинские места волшебным образом открывают в каждом (!) гимназисте лучшие уголки души, одухотворяют их ум. Видеть это удивительное преображение редкие минуты учительского счастья!

Гул сосен, шелест озёрных прибрежных трав, свист рассекаемой утками воды на пруду… не перечислить всех звуков!

А запахи! Прелой травы, яблок, сухих трав в домике няни, аромат роз на клумбах Петровского запахи редкого по красоте осеннего пушкинского дня.

На каждом шагу радостно говорю: «Здравствуйте!» Как близким друзьям – дубу, Сороти, озёрам, соснам, дерновой скамейке, липовым аллеям искренне желаю здоровья. И они щедро дарили мне радость тем, что (не поверите!) узнавали: кивали, шелестели, журчали, звенели, ласкали мягкими листьями, улыбались в ответ.

Удивительное состояние испытываю, когда читаю стихи поэта здесь, на месте их рождения. Всё как будто смещается, и я слышу голос живого поэта:

На свете счастья нет, но есть покой и воля.

Давно завидная мечтается мне доля –

Давно, усталый раб, замыслил я побег

В обитель дальную трудов и чистых нег.

Я благодарна детям за то, что они умели разделить моё счастье: звонкими колокольчиками раздавался их весёлый смех возле озера Кучане, в Тригорском парке; тишина минуты молчания на могиле Поэта была скорбной. Серьёзные и насмешливые, строгие и снисходительные, распахнутые и сосредоточенно молчаливые – мы были не учителями и учениками, мы были той «неровной, но резвой семьёй», приехавшей к Пушкину за советом, утешением, очищением, приехавшей выразить своё великое восхищение словом Поэта!

А сейчас, в поезде, сосредоточенно пишем эссе, синквейн, путевые заметки и очень стараемся «не осрамиться перед Пушкиным», учась у него. Ведь если он одну строку перерабатывал 14 раз, и эти черновики мы видели собственными глазами! Вот и пишем, и правим, и опять пишем… Проводник удивляется: «Какой-то вагон юных писателей!» Простим ей: она же не знает, что мы из ВГГ, а значит, у нас ИОЭ, а это в том числе всенепременный «скрип перьев»!

Побывав «в глуши лесов сосновых», «племя младое, незнакомое» сосредоточенно, вдохновенно творит.

И значит, мы снова задумаемся «над пушкинской строкой»!

Елена Кузнецова, 2008 год


* * *

Pushkinogor_2_.jpgСнова с вами, бескрайние просторы, холмы и озёра, сосны и берёзы, милый пушкинский край!

Весеннее Пушкиногорье… Чуть опушённые юной листвой леса, первые цветы, ощущение застенчивости, стыдливости природы…

Нагибаюсь к нежно-лиловым цветам на газоне в Тригорском – и вижу много-много гудящих пчёл. Как там в «Евгении Онегине»?

Пчела за данью полевой

Летит из кельи восковой…

На крыльях лечу к любимому месту – обрыву над Соротью, моему дереву, у корней которого в этот раз вместо грибов россыпь белых первоцветов. Как к маминой щеке, приникаю к тёплой доброй коре. Капельки янтарной смолы блестят в лучах заходящего солнца, ивы нежно колышутся от дуновения тёплого ветерка, Сороть переливается… Гляжу и не могу наглядеться! Природа дышит полной грудью, расцветает, как юная спящая красавица, пробуждённая ото сна… Сидя у корней дерева, вглядываюсь, вслушиваюсь, впитываю, улыбаюсь… Счастье!

Гуляя по Михайловскому и Тригорскому паркам, радуюсь за Пушкина – его дружбе с тригорскими обитателями, жалею его, одинокого, гонимого в родном Михайловском… Восхищает его желание читать («Книг, ради Бога, книг!»), быть сильным духом и рукой (ничего себе – палочку в небо подкидывал и в ледяной воде купался!). Ему волею судьбы были даны два михайловских года для внутренней сосредоточенности, роста таланта. «Пари, как орёл, только никогда не останавливайся», – приблизительно так напутствовал его Н.М. Карамзин ещё в Лицее. И он бежал по ступенькам вверх, и каждая отмечена шедевром: «Борис Годунов», «Сожжённое письмо», «Я помню чудное мгновенье»…

Почему-то вспомнились старинные ступени в Святогорском монастыре, по которым поднималась к пушкинской могиле. Каждый раз подхожу к ней с трепетом. Сегодня пришли на ум строчки из почти последнего творения поэта:

Хвалу и клевету приемли равнодушно и не оспоривай глупца!

Как же это сложно делать и как необходимо!

Узнавая историю создания стихов, глядя на фотографии тех, кому посвятил Пушкин свои послания, элегии, эпиграммы, понимаешь эпоху, хоть и далёкую, но живую, такую же, как теперь, – с расставаниями, признаниями, несправедливостью, нежной привязанностью, грустью, безудержной радостью… И всё у него о себе, и всё у него о нас, и всё у него обо мне…

Разве это не мне:

Если жизнь тебя обманет…

Или вот это:

Друзья мои, прекрасен наш союз!

А ещё:

Буря мглою небо кроет…

И:

Подруга дней моих суровых…

Нет, не только я, каждый образованный русский так говорит о своей нянюшке-бабушке, встрече с дорогими местами, о друзьях…

Впервые задумалась о такой особенности Пушкина: много написал о Лицее – и ничего о матери. Посланий друзьям, домовому, даже своей чернильнице – и ни слова об отце…

Прославил далеко не гения чистой красоты Керн, воздал хвалу даже царю… Удивительно!

Какие ещё строчки приходят на ум?

На свете счастья нет,

Но есть покой и воля…

Учусь быть внутренне свободной, учусь человечности, прощению, мудрости, умению думать:

День каждый, каждую годину

Привык я думой провождать…

И, конечно, думаю о детях – тех, кому служу.

Здравствуй, племя младое, незнакомое!

Не я увижу твой могучий поздний возраст…

Моё сегодняшнее гимназическое племя пусть и не в полном составе, но здесь, на пушкинской земле…

А значит, и для них состоялась встреча с нехрестоматийным Александром Сергеевичем, поэтом, по словам Горького, «до сей поры никем не превзойдённым»!

Елена Кузнецова, 2011 год